July 31, 2014 | by Timothy Andrews Print

17 июля Сенат Австралии принял закон о чистой энергии, отменяющий налог на выбросы углекислого газа, что сделало Австралию первой страной, отменившую одну из важнейших инициатив, связанную с изменением климата.

Пять лет назад, отступление от такого режима регулирования вряд ли можно было себе просто представить, не говоря уже о его возможности. Был достигнут консенсус во всей политической элите, между обеими основными партиями, поддерживающими торговлю квотами на эмиссию <парниковых газов> (ETS). Пресса провозгласила, что если любая партия отойдет от консенсуса, то она «столкнется лицом с унижением» и «подпишет свой ​​собственный смертный приговор».Миллионы долларов были потрачены на общественные кампании по продвижению законодательства, и опросы показывали, что явное большинство австралийцев поддерживало его.

А потом случилось немыслимое.

Было разработано исторически беспрецедентное «массовое восстание». Научно-исследовательские центры начали рассказывать австралийцам о разрушительных последствиях такой схемы, мобилизовались группы образованных активистов, в результате, общественная поддержка стала быстро падать. В частности, руководство таких групп, как Института общественных проблем, сыграло решающую роль в повышении осведомленности общественности о вредном характере политики, связанной с изменением климата. В 2009 году Малкольм Тернбулл, лидер (в то время оппозиционной) либеральной партии был свергнут из-за его поддержки ETS после восстания членов партии, чего не ожидали никто ни в СМИ, ни в политической элите .

Вскоре после этого премьер-министр Кевин Радд был вынужден отменить свою поддержку ETS после резкого падения рейтинга одобрений — слишком поздно, однако. Он также был заменен. Новый премьер-министр, Джулия Гиллард, была в состоянии только с трудом добраться до неуверенной победы на следующих выборах, поручившись своим отрицательным отношением к налогу на выбросы углекислого газа и пообещав: «При моем правительстве налога на выбросы углекислого газа не будет». Эти слова еще будут преследовать ее.

Когда она нарушила свое обещание и ввела налог на выбросы углекислого газа в июле 2011 года, ее будущее была предрешено. Отмена налога на выбросы, что было для нее «клятвой на крови», стало ключевым пунктом в критике оппозиции, что обеспечило им внушительную победу на выборах в 2013 году.

Налог на выбросы углекислого газа, изначально установленный по самым высоким ставкам в мире, никогда не был разумной опцией для Австралии, с небольшой численностью населения и экономикой, сильно зависящей от ресурсов. Любой эффект был бы несоразмерно суровым.

Моделирование налога с точки зрения казначейства, как правило, является более консервативным, чем есть на самом деле. Но и оно показало, что стоимость жизни для среднего домохозяйства увеличится на более чем $550 в год непосредственно из-за налога, в то время, когда уже выросли финансовые трудности. Инвестиции и конкурентоспособность на международных рынка упала из-за увеличения расходов, а счета за электричество увеличилились более чем на 10 процентов.

Кроме того, несмотря на эти значительные разрушительные последствия, налог на выбросы углекислого газа фактически не приносил никакой выгоды для экологии. С учетом того, что Австралия производит только 1,2% глобальных выбросов, вся налоговая нагрузка, по оценкам, могла бы умерить потепление на скудные 0,004 градуса в течение следующих 100 лет.

Примечательный урок дебатов о налогах на углекислый газ в Австралии, однако, выходит далеко за пределы сферы политики в области климата. Урок в том, что небольшая приверженная группа активистов, участвующая в битве идей, может изменить политический ландшафт.

В 2008 году ошеломляющие 77% австралийцев поддерживали меры в отношении изменения климата. Но в 2012 году поддержка налога на выбросы углекислого газа упала до 33%. Драматический поворот.

В политике, где доминируют поддерживаемые общественным мнением идеи, политики, напуганные общественностью и средствами массовой информации, часто уклоняются от пока непопулярных, но необходимых реформ.

Тем не менее, опыт австралийского налога на выбросы углекислого газа показывает, как вооруженное информацией общественное мнение может быстро перемениться, а двухпартийный консенсус — развалиться.

Для того чтобы это произошло, однако, интеллектуальная основа должна быть подготовлена ​​исследовательскими центрами, группы активистов и лидеры общественного мнения должны мобилизовать широкие массы, а политическим лидерам нужно мужество, чтобы действовать исходя из своих убеждений. Когда эти три группы работают вместе, изменения могут, и будут, происходить.

Отмена австралийский налога на выбросы углекислого газа действительно была тем случаем, когда усилия небольшого числа сторонники свободного рынка, находившиеся в условиях постоянного недофинансирования и в подавляющем меньшинстве, смогли развернуться по всей стране.

Легко стать чрезмерно циничным в отношении политического процесса. Однако отмена налога на выбросы углекислого газа в Австралии показывает, что укоренившиеся особые интересы могут быть преодолены. Он также показывает, насколько жизненно важны некоммерческие организации в этом процессе.

Все, что нужно для того, чтобы общественность поняла, что император-то голый, — это несколько преданных людей,  участвующих в борьбе идей.

Если мы можем сделать это в Австралии, то и другие страны смогут — и сделают тоже.

Оригинал

http://r-e-e-d.com/carbon-tax-australia/

Timothy Andrews portrait
Timothy Andrews is the Executive Director of The Australian Taxpayers' Alliance. He is also a graduate of the University of Sydney, graduating with a Bachelor of Economics (Social Sciences), a Bachelor of Laws (Honours) and a Masters of Public Policy. Whilst studying, he served two terms as Federal President of the Australian Liberal Students’ Federation, and in 2007 he was elected to the Board of Management of the HR Nicholls Society, a position he continues to hold today. Learn More about Timothy Andrews >