August 5, 2014 | by Janet Neilson Print


07.08.2014 Джанет Нельсон

Раньше Канада была предметом насмешек, когда речь шла об экономической свободе. Wall Street Journal в своих статьях объявляла страну «почетным членом третьего мира» в середине 1990-х гг. из-за бесконтрольного долга и неимоверных расходов. Но сегодня показатели развития экономики Канады позволяют ей пребывать в G8, и хотя фискальная система пострадала после мирового финансового кризиса 2008 года, Канада не страдает от, казалось бы, непреодолимых проблем, с которыми сталкиваются некоторые страны-члены ЕС и США

В начале 1990-х гг. федеральный долг был равен почти 70% ВВП, расходы на обслуживание этого бесконтрольного долга составляли почти треть всех федеральных доходов и более четверти федеральных расходов. Канадская пенсионная программа был неустойчивой из-за стареющего населения. Во времена Тэтчер и Рейгана прогрессивно-консервативное правительство делало мало, чтобы обуздать расходы и чуть было не исключено из парламента, когда левоцентристская либеральная партия во главе с Жаном Кретьеном пришла к власти в 1993 году.

Что изменилось? Преобладающее идеи. По мере развития того, как все четче обрисовывался кризис, и рейтинговые агентства начали переоценку Канада, работы аналитических центров и бизнес-лидеров, которые настаивали на более ответственном управлении финансами правительством Канады, начали окупаться. Общественное мнение покачнулось, и политические баталии стали полны дискуссий. Кретьен, возможно, и был социал-демократом, но ни одна из партий, что хотела остаться у власти, не могла сделать это без реформ.

В период с 1993 по 2003 гг. государственные расходы Канады падали с каждым годом. Наиболее существенные изменения были приняты в проекте федерального бюджета 1995 года министра финансов Пола Мартина, который срезал программные расходы федерального бюджета на 9,7% (целевой показатель сокращения, изначально, составлял 8,8%), что сократило количество федеральных государственных служащих на 14% , а штаты отдельных министерств — на 40% в течение двух лет. Это были не просто сокращения прогнозируемого роста расходов, а реальные сокращения размеров государства.

Все государственные программы, без исключения, были подвержены пересмотру, в ходе которого оценивалось, должно ли федеральное правительство делать ту работу, которая каждая программа пыталась делать, также как и оценивались эффективность и результативность, с которой эта работа совершалась. Министры были обязаны оценить свои программы по следующим критериям: (1) насколько они отвечают интересам общества; (2) необходимо ли участие государства; (3) подходящая роль государства в этом; (4) возможность создания  государственного и частного партнерства; (5) возможности для повышения эффективности и; (6) можно ли ее вообще позволить.

В дополнение к этим реформам контроль некоторых программ была децентрализован посредством распределения их по провинциям. Канадская пенсионная система также была полностью реформирована для того, чтобы она была полностью самофинансируемой.

Экономика росла по мере того, как сокращающееся государство освобождало место для развития частного сектора, в результате чего доходы начали расти, позволяя снизить налоги, что позволило стимулировать дальнейший экономический рост. Это был “восхитительный порочный круг”, как его назвал Брайан Ли Кроули из Института Макдональда-Лорье.

Канада также более доброжелательное место, чем наш южный сосед. Канада принимает более квалифицированных иммигрантов каждый год, по сравнению с Соединенными Штатами, несмотря на гораздо меньшее население, и не привязывает их к конкретным рабочим местам. Ни одна из крупных партий не выступает против иммиграции.

Банковская система Канады была оценена как самая устойчивая в мире в течение шести лет подряд. Это не потому, что регулирование является более консервативным; это потому, что банки получили право действовать, как они считают наиболее разумным. Как и во времена Великой депрессии, Канада не испытала банкротств банков во время недавнего экономического кризиса.

Проблемы остаются. При консервативном правительстве премьер-министра Стивена Харпера доля федеральных государственных услуг резко возросла, международные инвестиционные проекты были заблокированы, и политически важные сельскохозяйственные и торговые ограничения продолжают поддерживаться. Несмотря на опросы, предполагающие, что общественность продолжает выступать против дефицита бюджета, правительство издало пакет стимулов, так называемый, «План экономического действия Канады», что повергло страну в состояние последовательных дефицитов бюджета, которые продолжаются по сей день. И в провинциях есть свои собственные проблемы.

Несмотря на все усилия консервативных политических фигур подавить обвинения сторонников маленького государства в безрассудных расходах, канадцы не хотят принимать дефицита без планов сбалансировать бюджет. Медленные и сдержанные, эти изменения сравнимы с реформами либералов под руководством Кретьена, устойчивый путь к сбалансированному бюджету продолжается. У Канады по-прежнему хорошо идут дела с точки зрения экономики, расходы на социальное обеспечение в процентах от ВВП одни из самых низких в развитых странах мира, банковская система стабильна, и несмотря на рост, роль государства в экономике в процентах от ВВП сопоставима с его размером в 1920-е годы.

Битва за сдерживание государства — это битва не политиков, но идей. Из последних побед Канады все страны могут извлечь опыт в будущем.

http://r-e-e-d.com/canada-it-can-be-done/

Janet Neilson portrait
Janet Neilson is a director and a founder of the Institute for Liberal Studies. She is also a research assistant to Scott Reid in the House of Commons. She has worked as the Quality Management Assistant at the Department of National Defence, a health policy analyst at the Mackinac Center for Public Policy, and a teaching assistant at the University of Windsor. Neilson has a Bachelor of Commerce in Honours Business Administration, a Bachelor of Arts in Honours Economics, and a Master of Arts in International Affairs. Learn More about Janet Neilson >