July 15, 2014 | by Emmanuel Martin Print

Эмануэль Мартин. 15 июля 2014.

Работники современной Франции бастуют не так часто, как предыдущие поколения французов. Но Франция по-прежнему склонна к социальным конфликтам — и недавние забастовки тому подтверждение. Если французское правительство пойдет на необходимые реформы по уменьшению роли государства в экономике, можно ожидать учащения подобных акций.

Международный театральный фестиваль в Авиньоне, одно из наиболее известных культурных меропрятий в стране, был отменен за несколько дней до открытия из-за забастовки работников индустрии шоу-бизнеса против изменений в системе щедрых пособий по безработице.

Из-за забастовки сотрудников паромного оператора SNCM, по сути государственной монополии, против реструктуризации компании на две недели остановилось сообщение между Марселем, крупнейшим мегаполисом юга Франции, и популярным среди туристов островом Корсика. Забастовка нанесла вред не только экономики Корсики, но и самому Марселю – корабли отказывались заходить в городской порт, опасаясь быть заблокированными протестующими докерами.

Три недели назад железнодорожники бастовали против предстоящего открытия их отрасли для конкуренции. Нынешним работникам железных дорог оно грозит утратой их “социальных привилегий”, поэтому они объявили забастовку, лишив жителей Франции и туристов возможности воспользоваться поездами, что привело к транспортному коллапсу в нескольких городах. Президент железнодорожной госмонополии SNCF Гийом Пепи  заявил, что первые девять дней забастовки обошлись компании в 150 миллионов евро, что соответствует одной трети прибыли за 2013 год.

К забастовкам присоединились и авиадиспечеры, выбрав для этого наиболее загруженные выходные года.

Почему же французы так много бастуют?

Во Франции трудовые отношения и социальные гарантии тщательно регулируются государством. Как известно, существование социального государства ведет к конфликту между негативными правами человека и позитивными — или социальными — “правами”, а также между нынешним и будущими поколениями. Однако социальное государство в его французском варианте является источником более серьезной “классовой борьбы”, так как правительство, подобно монархиям прошлого,  предоставляет привилегии избранным профессиональным ассоциациям в зависимости от их способности эффективно использовать такие инструменты как лоббизм, забастовки и коллективный отказ голосовать за неугодных политиков.

Как следствие, так называемая французская “социальная солидарность” только укореняет неравенство, ведь в этой системе некоторые группы населения “более равны”, чем остальные. “Трагедия общин”  социального государства — ситуация, при которой к собственности граждан относятся как доступному всем коллективному ресурсу — во Франции усугубляется тем, что различные группы интересов находятся на разных уровнях доступа к деньгам налогоплательщиков. В этом стремлении к тому, что французский экономист девятнадатого века Фредерик Бастиа назвал “взаимным грабежом”, компании и профсоюзы пытаются добиться расположения властей и убедить население в том, что именно они заслуживают привилегии — естественно, ислючительно в интересах общества.

Возьмем, например, бастующих работников индустрии шоу-бизнеса, работающих на основе частичной занятости. Часто они отрабатывают минимум часов, необходимых по закону для получения пособия по безработице, при том что их налоговые взносы составляют всего лишь одну пятую от объема выплачиваемых пособий. Эта разница компенсируется за счет других налогоплательщиков. Опять же, это оправдывается соображениями “солидарности” и необходимости “поддержки культуры”.

Более общий пример — это профсоюзы в целом. Хотя они часто представлены в роли официальных “социальных партнеров” на переговорах с работодателями и при определении государственной политики, уровень членства в профсоюзах составляет всего около 8% от общего числа занятых! (Переговоры об уровне зарплаты в той или иной отрасли во многом лишены смысла из-за существования обязательной общегосударственной минимальной зарплаты). Поскльку членство в профсоюзах находится на таком низком уровне, они нуждаются в государственном финансировании за счет налогоплательщиков, а большинство профсоюзных должностей оплачивается работодателями, а не с помощью членских взносов. У профсоюзов нет стимулов к подотчетности, открытости и диалогу. Бастовать за чужие деньги всегда проще, чем искать компромисс.

Эта система только подогревает конфликты и укрепляет протестную ментальность французов.

Очевидно, что этот узаконенный грабеж, предполагающий неравенство между теми, кто платит налоги, и теми, кому они достаются, приводит к зависти, подозрительности и недовольству в обществе. По мнению экономистов Пьера Каука и Яна Алгана сочетание централизованного распределения социального “статуса” и социальных “прав” в контексте устойчивого корпоративизма (грубо говоря, доминирования групп интересов) приводит к формированию общества “недоверия” и “протеста”.

Поэтому, несмотря на любовь французов к выражению “общественный диалог”, многие на самом деле не способны к какому-либо диалогу. Французы разучились вести диалог “по горизонтали”, с соседями и коллегами, как следствие привычки обращаться напрямую к государству. Политика государства ведет к поляризации общественных отношений, которая подрывает динамику сотрудничества внутри гражданского общества.

Кризис на Корсике иллюстрирует этот принцип: местные предприниматели и фермеры, недовольные последствиями забастовки паромщиков, огранизовали собственную демонстрацию… перед зданием префектуры (регионального органа власти).

Сегодня, учитывая плачевное состояние финансовой системы Франции, необходим основанный на переговорах консенсус для проведения насущных реформ. Однако общественная модель Франции привела к появлению глубоко укоренившихся групп интересов, успешно противостоящих каким-либо реформам. При текущих бюджетных дефицитах дальнейшее сокращение государственных расходов неминуемо, как неминуемы и последующие забастовки.

Свободный рынок и верховенство права учат нас общественному взаимодействию через контракт и уважение взятых на себя обязательств, способствуя мирному разрешению споров. Государственное регулирование трудовых и других общественных отношений, особенно через предоставление привилегированного статуса избранным группам, напротив, ведет к конфликтам и злоупотреблениям. Франции необходимо немедленно приступить к реформированию своей “анти-социальной” модели.

 

Перевод Дмитрия Никитина.

Emmanuel Martin portrait
Dr. Emmanuel Martin is the new director of the Institute for Economic Studies in Europe in France. Emmanuel holds a PhD in economics and has written dozens of op-eds and commentaries on various topics ranging from development issues to Europe or libertarian analysis. Learn More about Emmanuel Martin >